Постойте-ка! — слышу я ваше недоумение

Постойте-ка! — слышу я ваше недоумение. — Со здоровьем и его Трассой все более или менее понятно. А что это за Аллея любви такая и где она пересекает пешеходную трассу?
В принципе дельфинарий (и, между прочим, уникальный «отель с дельфинами») располагается в левой, примыкающей к порту части пляжа. Это означает, что вам не стоит далеко удаляться по Трассе здоровья. Первый же поцелуй (1-я Аллея любви) — и сворачивайте налево. Если не удовлетворены, продолжайте путь, а сворачивайте налево же после второго поцелуя (2-я Аллея любви). Ну, максимум на 3-й. Словом, сколько раз вы остановитесь для поцелуя, столько своих личных аллей любви вы и откроете.

Отдать 240 гривен (за двоих) за вечернее представление в дельфинарии стоит, если у вас все по-серьезному или, что одно и то же, по-красивому. Дельфины все чувствуют, и, если вы им понравитесь, эти улыбчивые создания разве что не пропоют для вас «Ах, Одесса, жемчужина у моря». Поверьте-почувствуйте: весь этот жемчуг, россыпь огней на горизонте, сиянье далеких звезд и блеск родных глаз — все это ваше.

Дачи одесской знати, которые располагались выше ланжероновской арки, назывались «Бель-Вью», то есть «Прекрасный вид». Писатель Константин Паустовский, обитавший рядом, в поисках Красоты исходил весь этот район (да и всю Одессу, пожалуй). Каждое утро Константин Георгиевич пешком ходил на работу в одесский «Опродком-губ» (прообраз конторы «Геркулес» из «Золотого теленка»), а потом и в редакцию газеты «Моряк». Маршрут примерно такой: от Черноморской улицы по Обсерваторному или Купальному переулкам, через Александровский парк, по Греческой или Полицейской к Приморскому бульвару. По «тропе Паустовского» ходят экскурсии и романтики-индивидуалы. Прогулка по ночной Одессе, да с хорошей компанией — что может быть лучше?

Жаль, давно уж не работает в парке Шевченко «майдан», где одесские стиляги соревновались в искусстве танцевать шейк и твист, а из Зеленого театра не доносятся божественные звуки трубы супермена (как его называла Л. Гурченко) Эдди Рознера. Кстати, из-за этого джазового гения Михаила Жванецкого… выгнали из института. Ему с приятелем удалось не только достать билеты на Рознера, но и перепродать их по двойной цене. «Спекулянтов» хотели схватить, однако Михал Михалыч успел убежать. А когда таки пойманный приятель предупредил Жванецкого, что он в милиции сознается и выдаст сообщника, последнему ничего не осталось, как прийти в органы и добровольно во всем сознаться. Из института исключили обоих. «Я полжизни потратил, чтобы восстановиться в институте», — вспоминал знаменитый сатирик.