По тропе в честь Паустовского

А фамилию Паустовского хотите прочитать на мемориальной доске? Тогда последуем за Константином Георгиевичем в его музей-квартиру на Черноморскую:
«Однажды я шел вечером из типографии к себе на Черноморскую с петроградским журналистом Яковом Лифшицем… по кличке «Яша на колесах»… Мы шли с «Яшей на колесах» на Черноморскую, выбирая тихие переулки, чтобы поменьше встречаться с патрулями».

Своим главным входом милицейский вуз «смотрит» на эстакаду заброшенного картодрома (вроде бы «новые украинцы» из соседних домов настояли, чтобы его закрыли: уж слишком громко ревели эти карты — миниатюрные автомобильчики). А весной 1854-го, перед самой Пасхой, через это место казаки вели пленных англичан с подбитого фрегата «Тигр». Увидев, как одесситы устанавливают на площади качели и монтируют пасхальные аттракционы, самые юные из пленников расплакались: они подумали, что это для них сооружают виселицы. Казаки принялись успокаивать чувствительных английских моряков.
Продолжим наш путь по «тропе Паустовского». Один из самых тихих переулков в этом районе — 06-серваторный (бывший Тон Дик Тханга!).

Юмористом был Паустовский! А если серьезно, то не переживайте попусту. Во-первых, вы уже без пальто (так ведь?), а во-вторых, сейчас в районе Александровского парка (ныне им. Шевченко) редко случаются подобные эксцессы.
Словом, вы без приключений доходите до конца Обсерваторного, как вдруг… упираетесь в 16-этажку (пер. Веры Инбер, бывший Купальный, 9), на месте которой был, во-первых, , t дом и явочная квартира красавицы большевички Елены Соколовской, соратницы Жанны Ля-бурб по разложению интервентов, а во-вторых, дом Веры Инбер и типография ее папы Шпенцера.
Этот гостеприимный дом по праву называли филиалом Литератур но-артистического общества: здесь любя подшучивали над «заросшим» Максимилианом Волошиным («вам не стихи читать, а рекламу средств «для ращения волос»), здесь журили «ободессившегося» Алексея Толстого, который золотому ключику предпочел золотого тельца — ради денег стал старейшиной игрового клуба.

Кстати, насчет денег: в типографии Шпенцера в 1917 году были напечатаны первые (и пока последние) одесские деньги. Где-то у меня такая одесская пятерка завалялась. Куда же я ее дел?
Если вы расстроились (не из-за моих денег, естественно), мой вам совет: отложите музей и море на потом и пройдитесь по Купальному переулку направо, к конечной трамвайно-троллейбусной остановке, по пути заглядывая во все открытые дворы и читая полустертые надписи с «ятями» и «лишними» твердыми знаками в конце. И снова перечитайте Паустовского:
«Самый путь из города на Черноморскую улицу был своего рода лекарством от невзгод. Я часто испытывал это на себе. Иногда я возвращался из города в полном унынии из-за какой-нибудь неудачи. Но стоило мне войти в безлюдные переулки, окружавшие Черноморскую… услышать шелест старых акаций, увидеть темный плющ на оградах, освещенных золотеющим солнцем зимы, почувствовать веяние моря на своем лице, и тотчас возвращались спокойствие и душевная легкость».
Так что — возвращайтесь. До 16-этажки и дальше. Черноморская, которая начинается за поворотом, стоит того.
Это удивительная улица — без пяти минутлитературно-ландшафтный заповедник городского значения. Отдав морю нечетную свою сторону после серии мощных оползней, Черноморская стала вдвое уже. «Сползли» на черноморское дно: дача, где летом 1913 года гостила будущая жена Сергея Есенина и внучка великого Льва Софья Толстая; «санаторий для нервнобольных», в котором в 1938 году Аркадий Гайдар работал над сценарием по «Судьбе барабанщика», а также — внимание! -дом, который занимал гарем шаха Мохаммеда Али!
Интуиция женщины — сильная вещь. А интуиция 50 женщин? Видимо, прислушавшись к общественному женскому мнению, иранский монарх, сбежавший от своей иранской революции, и от одесского оползня ушел: перевез своих жен во дворец на улице Гоголя. Нонам нет дела до восточных красавиц, мы-то с вами пришли сюда в музей Паустовского на Черноморской, 6.
Впрочем, если захотите, и красотки, и Восток — прилагаются. Первые — на пляже «Ланжерон», второй — по пути на пляж: в самом конце Черноморской приютилось консульство Турции.