Одесса. Тайна одесского юмора

Еще одна тайна осталась неразгаданной — тайна одесского юмора. Вот что вас больше всего смешило в комик-сериале «Одесская коммунальная квартира»?

Пойдемте вспоминать. Для этого у вас есть целый квартал до угла с Пушкинской. Одесские «джентльмены» снимали коммунальное шоу в доме на Дерибасовской, 5, где расположен бизнес-отель «Континенталь».
Заменгоф: он изобрел эсперанто

Соседний двор по этой же стороне (Дерибасовская, 3) — место паломничества эсперантистов всего мира. В 1889 году создатель эсперанто Людвиг Заменгоф выпустил первую в мире книгу на этом языке — телефонный справочник. Из 1000 телефонных номеров эсперантистов 51 принадлежал одесситам, которые первыми в Российской империи овладели «новоязом» Заменгофа!

Памятник основателю международного языка появился в этом обычном одесском дворе благодаря скульптору-эсперантисту Николаю Блажкову, у которого здесь была мастерская (сейчас ее занимают художники). Это сейчас твори, что хочешь, а тогда, в советское время, всему двору пришлось соврать подозрительным властям, сказав, что это — бюст его родного отца.

Дерибас: мал да удал!Зато следующий памятник в самом конце Дерибасовской посвящен действительно отцу. Отцу города Хосе де Рибасу… Нет, Иосифу Па-скуалю Доминику де Рибасу. Да нет, этот памятник, прозванный в народе «кузнечиком» и «землекопом», поставлен по инициативе одесских кавээнщиков в честь Осипа Михайловича Дерибаса «из колена Венья-мин, давшего первого царя Израиля».

Окончательно вас запутал? Не моя вина. Такой был человек. Кружил голову самой Екатерине II, попал в поэму Байрона и… в немилость к Потемкину.

… И русский генерал, известный Де Рибас, Упорно требовал от генералитета Назначить общий штурм, но получил отказ,
И старцев, и юнцов — всех устрашило это, Но споры излагать не стану я.


Байрон. Дон Жуан

Кто знает, если бы не эта скрытая вражда екатерининских фаворитов, может, и не видать нам было Одессы.
«Смелость города берет», — сказал Суворов. А сделал — де Рибас. Измаил взял, Хаджибей взял… Коварно оставленный в последние минуты без поддержки потемкинских полководцев, де Рибас, вместо того чтобы погибнуть на радость начальнику-конкуренту, с горсткой своих неаполитанских гвардейцев и черноморских казаков таки берет хаджибейскую крепость Ени-Дунья (на месте которой сейчас Воронцовский дворец). А потом турецкими же пушками отбивается от налетевшего оттоманского флота! Такой вот «кузнечик».

Герой Европейского союза: мама — наследница ирландских королей, ставших английскими лордами; папа — испанец, переехавший на ПМЖ в Италию, в Неаполь, поближе к королевскому двору властителя «обеих Сицилии».

А насчет «Веньяминового колена», так это исследователи недавно нашли — в «Исповеди» самогоде Рибаса.

Вот я и думаю: в нас, одесситах, тоже всякого намешано. Не потому ли мы такие термоядерноустойчивые и пуленепробиваемо-юморные? И при этом скромные.
Маленький памятник большому человеку, основателю великого города, стоит, скрытый листвой японской софоры, в самом тупичке La strada Ribas (так, на итальянский манер, именовали Дерибасовскую первые одесситы). И не пытайтесь отломать ветку софоры, чтобы потом пересадить ее у себя дома: ничего не получится — эти одесские скрюченные деревья очень гордые и патриотичные.