Одесса. Соборная площадь

Соборная площадьСлышите эти перезвоны? Это одесский «царь-колокол», самый большой и звонкий в Украине (14 тонн), будит со звонницы Спасо-Преображенского собора пол-Одессы.

«При первоначальном основании портового города в бытность мою на пастве в Екатеринославской епархии был я приглашен адмиралом де Рибасом для заложения в оном городе четырех церквей», — докладывал митрополит Кишиневский Гавриил в 1794 году, когда еще у «оного города» имени даже не было.

Через 142 года, в 1936-м, первый и главный из одесских храмов — Спасо-Преображенский кафедральный собор — будет взорван. «Сталинских соколов» не остановила даже реакция морских держав. Дело в том, что часовня собора была лоцманской меткой, внесенной во все морские карты. Запад призвал СССР заплатить штраф — компенсацию за вынужденное изменение карт…

Ваза ФилатоваСлева за собором, на углу улицы Толстого, стоит школа. Обычная одесская школа, в которой учились обычные одесситы: герой катакомбного Сопротивления Яша Гордиенко и автор «Самоучителя полуживого одесского языка» Александр Осташко. Обычная школа… которую начали строить в 1936 году из камня Спасо-Преображенского собора.

А на месте алтаря планировали построить… туалет. Вмешался доктор Филатов, верующий и смелый человек, который лечил и партийных бонз.

И ему позволили купить и за собственные деньги установить на святом месте чашу, которую в народе прозвали Филатовской вазой. (Когда в 2000 году восстанавливали собор, вазу немного подвинули — теперь это фонтан.)
В 36-м пытались «завалить» и соседний памятник графу Воронцову. Не хватило «лошадиных силенок»: стальные тросы лопнули, с динамитом тоже какая-то заминка вышла. Крепко врос в одесскую землю запечатленный в бронзе Михаил Семенович.

Школа, построенная из камняЕсть такая филологическая примета: чем ближе к югу, тем больше в паре Пушкин — Воронцов признания заслуг второго. Просто мы, южане, имели счастье знать его ближе. И еще повезло солдатам и сослуживцам этого талантливейшего военачальника, в битве при Краоне (барельефно изображена на постаменте) победившего самого Наполеона!

Во-первых, граф Воронцов выступал против телесных наказаний и прочих пережитков. А во-вторых, будучи командующим русским оккупационным корпусом во Франции, Михаил Семенович из личных средств заплатил 1,5 миллиона рублей за своих влезших в долги офицеров. Для сравнения: пройдет 14 лет, и на имя Воронцова придет высочайший рескрипт: «Господину Новороссийскому и Бессарабскому генерал-губернатору.

памятник воронцовуПо предоставлению вашему об учреждении в Одессе Городской публичной библиотеки. Я дозволяю употреблять из доходов города Одессы ежегодно: на содержание сей библиотеки… по 200 рублей и на жалование библиотекарю оной по 1500 рублей. Петербург, 13 сентября 1829 года. Николай».

Основой Городской «публички» стала богатейшая личная библиотека графа. И сегодня можно прикоснуться к редким изданиям из Воронцовского дворца и увидеть пометы, сделанные рукой Михаила Семеновича. Почти в каждой книге он что-то подмечал для себя.

Так что не надо: не был он «полуневеждой», как «эпиграммничал» великий русский поэт. Кстати, те люди из 1936-го, что взрывали святыни и выбрасывали из храма тела захороненной там четы Воронцовых, они тоже не были безграмотны — вспомнили эти пушкинские строки, нацарапали на табличке и навесили на памятник ненавистному представителю враждебного класса.

Ваза Филатова и одесситыТабличка эта позорная висела до 16 октября 1941 года, первого дня оккупации. Немцы, вошедшие в город, рассудили так: раз Воронцов воевал против их извечных врагов — конкурентов-французов, значит, достоин уважения.

«Зеркало русской революции» граф Лев Толстой был такого же мнения об этом незаурядном человеке: «Воронцов, Михаил Семенович, воспитанный в Англии, сын русского посла, был среди русских высших чиновников человек редкого в то время европейского образования, честолюбивый, мягкий и ласковый в обращении с низшими и тонкий придворный в отношениях с высшими».

История — хитрая штука, как ни крути, лучшего, чем Соборная площадь, места в Одессе, чтобы это прочувствовать, не найти. Вы хотите поспорить? Пожалуйста — одесский «гайд-парк» ждет вас в беседке перед Воронцовым каждый божий день.