Одесса. Рекомендации для «товарищей и отдыхающих»

Народная примета слегка сгущает краски, говоря, что настоящий одессит — как спичка: черная голова, а все остальное — белое. Ну, нет времени ходить на море: все дела-дела.

В этой шутке есть большая доля правды, но во время июльской спеки (жары) даже самого занятого «деловара» ноги сами несут вниз, к морю.

Кстати, когда в центре Одессы на ваше «Как пройти?» вас посылают вниз или вверх, имейте в виду, что тут «работает» не геометрия и визуальный подход, а именно ориентация по отношению к морю, которое, по определению, всегда внизу.

Хотя, вы, наверное, уже с этим сталкивались: отзывчивые и общительные одесситы на каждый вопрос имеют свою точку зрения и говорят так убедительно, что вы уже не знаете, кому верить: этой «гэкающей» мулатке, направляющей вас вверх, или этому «спичке», который указывает вам дорогу вниз.

Итак, вниз к морю. Купаться, загорать, знакомиться, играть в карты или в пляжный волейбол — словом, делайте все, что хотите: весь Одесский залив в вашем распоряжении. А какой пляж выбрать?

Практически каждый купальный сезон СЭС закрывает на неделю-другую те или иные городские пляжи, на которых обнаруживает превышение показателей по каким-то там палочкам, причем традиционно палочек и прочих вредных микроорганизмов больше вблизи станций бактериологической очистки.

Таких станций в Одессе две: на Лузановке и вблизи Черноморки (Люстдорфа). Соответственно делайте выводы. Можно предположить, что золотая середина находится между станциями бакочистки, где-то в районе Аркадии и 8-й-13-й станций Большого Фонтана. Еще чище море за пределами города.

Еще очень важно направление ветра. Когда ветер дует с берега в море, вода на порядок чище, чем при ветре с моря. А вот когда море начнет фосфоресцировать, предугадать труднее, но, как правило, морские светлячки устраивают свои «зажигательные» брачные игры в июле-августе. Зрелище почище северного сияния (говорю со знанием дела). А купаться в фосфоресцирующем море — это удовольствие, которое невозможно ни с чем сравнить.

А иногда — чтоб жизнь медом не казалась — со дна поднимается сероводород. Запах, скажу я вам, адский.

Кстати, обнаружил это уникальное явление — зараженность глубинных вод Черного моря сероводородом одессит Николай Андрусов во время морской экспедиции 1890 года, за год до этого женившись на Надежде Шлиман, дочери первооткрывателя Трои.

Так что до новых открытий, друзья, в море, на суше и под ними!