Одесса кусается

Кусаются не только цены. В романе Эльзы Триоле «Инспектор развалин» описывается случай, свидетельницей которого она стала, живя в одесской «Лондонской» по соседству со знаменитым дрессировщиком и… его львом: «Дойдя до другого конца зала, укротитель со своей львицей остановился… Мы увидели, как львица вдруг встала на дыбы и положила передние лапы через стойку прямо на мощную грудь кассирши. Кассирша закричала страшным голосом, потонувшим в грохоте оркестра, загремевшего с новой силой…»

А вот еще одна невыдуманная история: после революции бульвар, до того носивший имя Николаевский, переименовали в честь анархиста Фельдмана. Вот приезжий и говорит старику-извозчику:
— На бульвар Фельдмана.
— Куды-ы? Пассажир шепотом:
— На Николаевский бульвар.
— Тридцать лет ездию по Одессе, — удивляется извозчик, — и не знал, что Николаю была фамилия Фельдман!
Если «водитель кобылы» под «Николаем» разумел императора, то он не прав. Как считает всезнающий краевед Олег Губарь, Николаевским бульвар назывался не в честь императора Николая II, а в память о чудесном исцелении великого князя Николая Николаевича, который жил в № 9, дворце Нарышкиной — еще одном каменном автографе архитектора Франца Боффо (этому зодчему принадлежат проекты многих замечательных сооружений Одессы, в том числе и Потемкинская лестница). Теперь это Дворец моряков.

И время от времени — съемочная площадка. По замыслу создателей «Ликвидации», здесь выступал Л.Утесов, которого сыграл замечательный украинский актер Богдан Бенюк. Помните? На любимого певца пришли все, включая криминальную братву. Тут-то Гоцман их и подловил.
Продолжая криминальную тему, перепрыгнем Дюка (пардон, это все ветер) и за его бронзовой спиной на правом полуциркульном здании обнаружим бронзовый же… приговор революционеру, а заодно «бессарабскому разбойнику», «атаману ада» Котовскому. В октябре 1916-го суд, который и находился в этом доме (Приморский бульвар, 7), приговорил 35-летнего Григория Котовского к повешению. И вот редкий случай, когда литературное дарование сохраняет жизнь человеку. «Случайно павший (как он характеризует себя в письме) человек» Котовский пишет «строки мольбы» жене главнокомандующего Юго-Западным фронтом Брусилова Надежде. И получает надежду: смертную казнь ему заменяют 10-летней каторгой.