Одесса и Екатерина II

Ну, уж если мы вспомнили Джельсомино, то не удивимся, что, выйдя из переулка, наткнемся на Итальянское консульство. Правда, официальный адрес консульства — Екатерининская площадь.

Вот мы уже в двух шагах от памятника крестной маме графа Воронцова. Вы уже догадались, кто это? Даю еще одну подсказку: до того как выйти замуж за российского царевича, ставшего императором Петром III, ее звали София Фредерика Августа Ангальт-Цербтская, и приехала она в блистательную Северную Венецию из заштатного польского города Щецина (который немцы называли Штеттин).

Ага, теперь точно догадались. Да, это Екатерина II. Прошу любить и жаловать. И фотографировать.

Если другие фотолюбители заслонят вам Екатерину Великую (что вряд ли — уж очень велика!), обратите свой взор и камеры на екатерининских вельмож, застывших у ее ног. Франц Павлович Деволан — директор «канцелярии строений города и порта Гаджибейского», Григорий Александрович Потемкин — генерал-фельдмаршал, светлейший князь Таврический, морганатический супруг императрицы, Платон Александрович Зубов — последний фаворит императрицы, генерал-губернатор Новороссии, начальник Черноморского флота. При всей своей необразованности (да и, как говорят, скудоумии) это именно он сказал решающее слово в споре о необходимости постройки главного порта России на Черном море именно в Хаджибее, а не в Очакове и Николаеве.

Если вы очень внимательны, то обнаружите, что среди вельмож, изображенных на пьедестале памятника Екатерине, нет одного из главных фаворитов императрицы — Григория Орлова. Вы не удивитесь, конечно: какое отношение граф Орлов имел к Одессе? Нечего ему тут делать! И будете неправы. Имел, имел отношение, хотя и весьма косвенное. Дело в том, что воспитателем сына Екатерины от Орлова — Алексея Бобринского — был де Рибас. Да-да, тот самый Осип Михайлович Дерибас (Хосе де Рибас), что на пьедестале памятника занимает самое видное место.

Еще бы ему не занимать! Ведь именно на имя де Рибаса 27 мая 1794 года был получен рескрипт Екатерины, повелевавший приступить к основанию города. А какого города, как его назвать, императрица не сказала. (Интересно, что рескрипт был написан в годовщину свадьбы де Рибаса. Ровно за 18 лет до этого императрица женила его на дочери своего любимца И.И. Бецкого — Анастасии Соколовой — и поселила прямо во дворце).