Одесса и дом Пушкина

Напротив галереи «Пассаж», по соседству с «художественным» домом Хлопонина, — непритязательное внешне здание, которое с небольшой натяжкой можно назвать домом Пушкина. Сейчас здесь ресторан «Йокогама» (Дерибасовская, 26). Конечно, этот один из старейших одесский дом не принадлежал ссыльному поэту, Александр Сергеевич в нем работал. Точнее, делал вид.

Вместо канцелярских бумажек он писал «грамоту на бессмертие города». Назовем так главу о путешествии Онегина, в которой городу, где поэт провел более года своей жизни, посвящена большая часть строфы IX (опубликованной, да еще и не полностью, отдельно от романа) главы «Евгения Онегина».

Молодая и разбитная Одесса пришлась по вкусу Пушкину и его герою Евгению Онегину. Ну и что же, что…

…В году недель пять-шесть Одесса, По воле бурного Зевеса, Потоплена, запружена, В густой грязи погружена.

Член одесской городской управы Осип Чижевич через полвека после Пушкина писал:

«На некоторых улицах в центре города незнакомому с местными ухабами, покрытыми грязью, нельзя было проехать без проводника. Я сам видел в конце Дерибасовской, против теперешней кондитерской Либмана, как выброшенный из опрокинувшихся дрожек господин в цилиндре попал в яму головою вниз и выскочил из нее, как из ванны, по шею в грязи. Там же, на Дерибасовской, для перехода через улицу появились носильщики из евреев, которые за гривенник переносили на спине прохожих. Близ Собора, против дома Папудова, на улице какой-то француз поставил паром и стоял на нем с удочкой в руках».

Вернемся, однако, к «дому Пушкина» — бывшей канцелярии генерал-губернатора Новороссии и полномочного наместника Бессарабии графа М.С. Воронцова, в которой числился коллежский секретарь А.С. Пушкин, написавший широко известную в столицах эпиграмму на Воронцова, в которой характеризовал своего начальника как «вандала, придворного хама и мелкого эгоиста». После того как канцелярия отсюда выехала, в этом доме размещалась «дирекция и буфет минеральных вод».