Но все-таки лучше — романтичнее — у Дома ученых

Но все-таки лучше — романтичнее — у Дома ученых. Честное слово, «Дом влюбленных» звучит еще более подходяще. Или вот еще красивое и вполне заслуженное название — «Одесский Тадж-Махал», потому что это тоже дворец, посвященный безмерно любимой супруге.
Закройте уши бронзовому Куприну и послушайте эту love story.

Внимательный посетитель роскошного дворца южной ветви семейства Толстых наверняка обратит внимание на разбросанные тут и там странные знаки. Многочисленные сплетенные вместе буквы «Е» и «Т» на дверях, потолке, камине с двумя прелестными фигурками по краям, расшифровываются «Елена Толстая». Кто же она, эта прекрасная Елена, чей портрет работы выдающегося итальянца Морели выставлен в Одесском музее западного и восточного искусства?

Прачка, 15-летняя девочка Алена Смирнова с Молдаванки, не сказать чтобы очень красивая, но, видимо, преданная и любящая. А ему, «хозяину» дворца, сиятельному графу Михаилу Толстому — 28. В тысяче дворцов, усадеб и имений российских дворян случались похожие истории. Заканчивались они все примерно одинаково: девице давали унизительную подачку, выгоняли со двора, забывали, меняли на другую, третью, десятую прачку, кухарку, служанку… Мы знаем только одно исключение: граф Шереметев и крепостная его актриса Прасковья Ковалева (Жемчугова).
Но, оказывается, есть и еще одно исключение. Михаил Михайлович проявил себя истинным аристократом. Два года он боролся с общественным мнением, добиваясь признания своей Леночки официальной женой, а их маленьких сыновей -наследниками графского титула. Дело сдвинулось с мертвой точки лишь после того, как отец влюбленного графа написал письмо самому государю.

«Сын мой, камер-юнкер Двора Вашего Величества, надворный советник Михаил Михайлович Толстой просит у Всемилостивейшего Монарха узаконения детей его, прижитых с девицей Смирновой до вступления с нею в законный брак, и дарования прав, предоставленных детям законнорожденным. Повинуясь чувству родительской привязанности и сознанию долга, он решился, несмотря на неравность брака, жениться на девице Смирновой, дабы успокоить свою совесть и загладить увлечение молодости. Но испытанные им при этом душевные потрясения ввергли его в болезнь, опасения которой еще не миновали».

Венчались Михаил и Елена в скромной Петропавловской церкви на Молдаванке, а не в Кафедральном соборе, как это полагается людям такого ранга, как граф Толстой. Его дворец — свадебный ей подарок. И — тонкой работы камин с изящными скульптурами Елены и ее сестры Василисы.

Его не поняли, не простили, объявили бойкот, «Благородные» друзья отвернулись и захлопнули дверь в высшее (такое лицемерное) общество. Светский и общительный, но в то же время мужественный и бескомпромиснный, Михаил Михайлович все свое время и тепло дарит жене и детям. Но этот удар не прошел даром. Последние свои годы он проводит в мучительных болях — туберкулез позвоночника. А тут еще умирает «от сердца» 27-летний сын Константин.

Прощаясь с этим несправедливым миром, граф завещает жене добиться открытия в Одессе станции «Скорой помощи». Стараниями графини Толстой и их сына Михаила такая станция — одна из первых в России! — открывается в 1903 году.

Не счесть даров городу, которая сделала эта любящая пара: публичная библиотека, бесценные картины… и пример для подражания.
А кроме того, по внутренней лестнице Дома ученых лорд Бэкингем взбирался в покои королевы из «Трех мушкетеров»!