Криминальная Одесса

Подразнив свои вкусовые рецепторы, покидаем Привоз через левый боковой вход. Рельсы видите? Значит, правильно вышли — на Новощепной ряд.

Следующая остановка - гора ЧумкаТеперь слушайте сюда: если вам невтерпеж посетить близлежащий кусочек «Криминальной Одессы», переходите улицу и на остановке садитесь на (т) трамвай № 3 или 10. Выйдете через одну, на остановке, которая официально звучит «Сталь-Канат», а по-народному — Чумка. Она будет прямо перед вами, эта Чумная гора, где под грудами мусора схоронены жертвы чумной эпидемии.

Уже на третий год после основания Одессы город посетила страшная болезнь. Она приплыла из Османской империи на греческой шхуне «Святой Николай». Видимо, небесный покровитель мореходов все-таки благоволил экипажу шхуны. Когда горожане, перебив крыс — разносчиков заразы, хотели взяться и за греческих моряков, те успели на шлюпке уйти в море. Потом была эпидемия 1812, 1829 и 1910 годов, причем последний раз чумных крыс провезли в тюках контрабандной мануфактуры.

Но не это самое страшное: в голодном 1933 году на Чумке орудовала банда людоеда Чалдона. 26 человек стали жертвами нелюдя. То, что не съел Чалдон, шло на городские рынки. Как-то раз такое мясо, якобы свинину, купила сотрудница университета, биохимик по специальности. Вкус показался ей странным. После того как в лаборатории она провела анализ мяса, женщина вне себя от ужаса нашла в себе силы сообщить о результатах в милицию. Вскоре Чалдона взяли.

Кстати, насчет рабочих. Повернемся спиной к «Трезвости» и Чумке и перейдем улицу Водопроводную.

В ближайшем переулке, справа, работал на Кондитерской фабрике (3-й Водопроводный пер., 9) Исаак Винницкий. Говорят, «отличником коммунистического труда» был. Что бы на это сказал его брат Михаил? Тот самый, что всем известен под кличкой Мишка Япончик? Интересно, гордился бы братом, если остался бы жив до этого (уже послевоенного) времени?

Остатки былой роскАши напротив ЧумкиНет, не все из окружения легендарного налетчика занимались разбоями. Да и среди тех, кто занимался, было немало «перевоспитавшихся». Например, Одесской городской насосной станцией (это очень красивое здание — чуть дальше, пройти пол-остановки по ходу трамвая) после победы Октября заведовал Мишкин любимец, отвязный боевик Есеров. Пользуясь служебным положением и близостью тюрьмы, Есеров «выкачивал» из «зоны» вместе с экскрементами, пардон, еще и «вредные криминальные элементы», там сидевшие.

И хоть на «кондитерке» смотреть нечего — сплошные заводские корпуса, — мы заглянем в этот переулок, чтобы «выследить» второго по известности одесского криминального персонажа. Точнее, вторую…

Это местечко у вокзала одесситы называют «Хутор» или «Сахалинчик». Хотите знать, почему? Во-первых, 100 лет назад это была окраина города (это сейчас ж/д вокзал оказался в центре Одессы), а во-вторых… Впрочем, пойдемте.

Дойдя до характерно пахнущего «МаслоЖирКомбината» (это предприятие — «Жирный спонсор Юморины»), а затем — до железнодорожной насыпи, свернем налево, на улицу Среднефонтанскую — последнее напоминание об историческом районе Средний Фонтан. Чуть пройдя по ней, свернем еще раз налево, в переулок Чехова. Дойдя до конца переулка, сворачиваем в Вознесенский переулок. Чуть-чуть левее перекрестка, по адресу Вознесенский переулок, 18, в семье железнодорожного инженера жила Маруся Тарасенко — нежно любимая жена Ильи Ильфа.

А теперь — откройте глаза и уши. Одесская легенда утверждает, что София Блювштейн, она же Соломониак и т.д. и т.п., она же — Сонька Золотая Ручка, вовсе не померла на сахалинской каторге, а жила здесь даже и после революции. По крайней мере, бывала. Старожилы даже указали адрес, куда часто заходила Сонька в 1924 году — Вознесенский пер., 12. Вроде бы в этом доме жил один из ее многочисленных мужей, воспитывая их общих детей.
Не знаю. Сейчас здесь — офис и какая-то мастерская, попасть внутрь нелегко. Да и надо ли? Наискосок от дома Сони Золотой Ручки находится самый авторитетный в регионе Реставрационный центр (Вознесенский пер., 7): древние иконы, а также бесценные произведения светского искусства обретают здесь новую жизнь. Вот у кого золотые руки!

Сфотографировав этот изумительный (отреставрированный!) особняк со старинными воротами, продолжайте путь по Вознесенскому переулку и выйдете из «Сахалинчика» на «материк».

Образцово-показательный реставрационный центрМеста кажутся вам знакомыми? Да-да, вы как раз оказались между Привозом и вокзалом. Очень удобно: если время поджимает, то вы сворачиваете направо, к вокзальным камерам хранения (стойте, а как же «Улыбка бога» с А. Джигарханяном, которую снимали тут рядом в параллельном Волжском переулке напротив ликероводочного завода, а?); если время есть — направляетесь к нашему «последнему месту» у бокового входа Привоза со стороны Новощепного ряда.

Как видите, до криминального «Сахалинчика» вполне можно и на своих двоих добраться. Главное — выбраться целым и невредимым.
А можно было никуда и не ходить: и здесь, на Привозе, хватает уголовного флера. «Сучий рог» — вот как образно в народе называют квартал между Новощепным рядом Привоза и улицей Привозной.

Ну что, двинемся дальше. Дальше будет веселей, обещаю.
Метров через 100 на нашем пути по левую руку окажется «Городской ночлежный пріють, сооруженный на средства одесскаго городскаго головы Григорія Григоровича Маразливъ 1888 г.» (привыкайте в Одессе глядеть на фронтоны зданий), а ныне -один из корпусов зоопарка (Новощепный ряд, 25), и Преображенский парк на месте первого городского некрополя с раскопом подвалов старинной кладбищенской церкви. Справа — барахолка.