Одесса. Городские сумасшедшие

«Если бы проводили чемпионат мира среди городских сумасшедших, один из представителей нынешней Одессы занял бы почетное второе место. Потому что первое место уже лет так сто принадлежит лучшему городскому сумасшедшему всех времен и народов — Марьяшесу.

Лежачий милицейский Илья на своем посту у ПривозаЭто о нем писали Ильф и Петров: «Он стал… достопримечательностью наравне с Городским театром и деревянной торцовой мостовой на главной улице». А Утесов посвятил ему целую главу своей автобиографической «Моей Одессы»: «Марьяшес может сделать все, что взбредет в его воспаленный мозг. Он заходит в любое кафе. Ему подают все, что он пожелает. Все счета потом оплачивает его брат — врач». И снова Ильф с Петровым: его «жалеют и любят. Им даже немножко гордятся». Это не про врача (и притом — издателя журнала «Еврейский медицинский голос»), но и про врача тоже. Полагаю, что брат знаменитого одесского сумасшедшего — единственный, кто не разделял всеобщей гордости за Марьяшеса.

А что же теперь? Есть ли еще порох в одесских пороховницах?

Или!

Я же говорю: второе место — тоже наше. Его разделили, по крайней мере, три живые достопримечательности современной Одессы: «Америка- заметает-следы», Бутылочный Скрипач и Актриса.

Впрочем, третье призовое место тоже вряд ли кому-нибудь уступят одесситы. Здесь — не меньше трех одесских достопримечательностей: дуэт «Несчастный Случай», Пляжный Баянист и «Дядь-дай-10 копеек».

Пару слов о каждом из призеров.

Наверное, именно таких людей в средневековой Руси называли юродивыми. Из уцелевших источников мы знаем, что далеко не каждый древний город был удостоен чести иметь «своего», чаще всего — единственного. Одесса, видно, в высших сферах пользуется особым расположением. У нас их немало.

Неподражаемая бабушка

«Америка-заметает-следы» уже много лет призывает трамвайно-троллейбусную публику «Люди, объединяйтесь!» и стращает Америкой тех, кто противится объединению. Еще любит напутствовать пассажиров московских поездов на вокзале: «Берегите Путина!» Дай бог ей самой здоровья.

С Бутылочным Скрипачом вы познакомитесь, когда отправитесь знакомиться с Одессой по «Прикольному» маршруту-смехопанораме.

Персонажи одесского дворика из предбанника городского кафеАктриса — это вообще высший пилотаж: за километр заметная дама в летах и ярком-ярком макияже. Стройная, как девочка, прическа, как свечка. Часто можно увидеть в районе Соборной площади.

Дуэт «Несчастный Случай» состоит из мамы в вечном черном халате (веник и ведро прилагаются) и великовозрастного сына, уж больно похожего на Алексея Кортнева, лидера культовой группы «Несчастный случай». Всегда вместе, всегда держатся за ручки.

Пляжный Баянист — музыкант от Бога. Вам хочется песен — их есть у него. За пару гривен или бутылку пива загоревший до черноты баянист исполнит любой заказ. Правда, на один мотив — «Наш паровоз вперед летит».

«Дядь-дай-10 копеек», он же Лёша, он же «Куба» — полноватый парень, издали предупреждающий о «десятикопеечной» просьбе дребезжанием своих авосек, под завязку набитых пустыми бутылками. Впрочем, что-то давно я его не видел. Неужели разбогател? Хотелось бы.

Тогда его вполне заменит на пьедестале приличный с виду тип, который на Успенской, поравнявшись со мной, вдруг ошарашил утверждением: «Все равно Египет сильнее». — «Кого сильнее?» — спросил я незнакомца. «Всех остальных», — был ответ.

У каждого сумасшедшего свой район, или, как говорят, у каждого Додика своя методика. Почему именно Додик (ласкательно-уменьшительное от Давида) — не знаю. Наверное, для рифмы.

Еще не зарифмованные Витя с «Книжки», Жора Профессор, Кошачья Мама, Боря Тряпочка, «Мандолина» с Дерибасовской, Яник Сде-лай-паровозик и Фима Потому-что-мы-пилоты тем не менее уже вошли в одесский фольклор.

Был еще такой Телефонный Бомж, который любил звонить Кому-то из телефонов-автоматов (причем исключительно дисковых). Оживленно жестикулируя, он с упоением доказывал что-то Незримому Собеседнику на собственном наречии. Дисковые таксофоны приказали долго жить. Как же теперь общается безобидный телефонный юродивый?