Базарная улица

Квартал заканчивается современным «Домом с ангелом» (Пушкинская, 51). Не заметить его невозможно. Как и пройти мимо чужого горя. В этом центре милосердия помогают деткам с ДЦП, работает театр и художественная галерея…

Настала пора свернуть с парадной Пушкинской на более тихую, но не менее деловую Базарную. Нам налево, мы же — к морю. И к писателям. Как-то так вышло, что мимо Базарной прошел только ленивый литератор. Судите сами: Базарная, 33 -дом, где родился Владимир Жаботинский и где была квартира Ильи Ильфа и его красавицы жены Маруси Тарасенко; Базарная, 40 (угол Осипова) — дом его начальника Эдуарда Багрицкого (после революции Ильф под руководством Багрицкого служил разъездным статистиком одесского комитета Всероссийского союза городов); в постоялом дворе, который был на месте дома № 64 по Маразлиевской на углу с Базарной, в 1823 году, во время «одесской ссылки», по преданию, останавливался «владыка русского слова». Такими словами газета «Одесский вестник» откликнулась на смерть А.С. Пушкина, чьи стихи об Одессе стали «грамотой на бессмертие города». Возможно, именно здесь, на этом самом дворе, состоялся известный «Разговор поэта с книгопродавцем»:
Стишки любимца муз и граций Мы вмиг рублями заменим И в пук наличных ассигнаций Листочки ваши обратим…

Мы дойдем до этих листочков позже. Как и до дома на Базарной, 12, где Шимон Дубнов писал «Всемирную историю еврейского народа».
О, есть повод вспомнить и дом № 35 по Базарной. Израильтяне шутят о нем: «В этой иешиве учились все наши улицы». Имеется в виду, что здесь, в бывшем еврейском училище-иешиве (сейчас тут детский интернат) учились чуть ли не все лидеры сионизма, имена которых носят многие улицы Тель-Авива.

Храбрейший среди скромных наших командиров и скромнейший среди храбрых (определение Сталина) Григорий Котовский под видом врача принимал «пациентов» на Базарной улице, в доме № 36 После приема Котовский превращался в зависимости от ситуации или в дородного помещика-кутилу
Золотарева, или в прижимистого Гершеле Берковича, который имел на Привозе большой овощной лабаз. Гершеле Берковичу удавалось получать товар даже из тех мест под Одессой, где орудовали «красные банды»!

Про школьные банды хранит память угловой дом (Базарная, 32/Канатная, 46), где было подготовительное училище, в котором учился Евгений Петров (тогда еще Катаев).
Дом с разнополыми (!) атлантами под № 20 по Базарной (он же — № 7 по Маразлиевской) — резиденция современных писателей-юмористов По этому адресу расположен Всемирный клуб одесситов В стенах клуба, бессменным президентом которого является не кто иной, как Михаил Жванецкий, начал бить кладезь одесского (читай: лучшего) юмора — журнал «Фонтан» (просто читай), и мне лестно, что я могу назвать себя одним из его авторов. Двери клуба открыты для всех одесситов независимо от происхождения и национальности. Главное — интерес к Черноморской жемчужине. Заходи, изучай (покупай) уникальное собрание литературы «за Одессу», посещай регулярные выставки. К тому же здесь почти наверняка можно встретить кого-то из известных «смехачей».

Двигаясь дальше по левой стороне Базарной, поравняемся с домом № 12. Тут произошла несколько запутанная история, описанная чуковсковедами (в смысле теми, кто посвятил себя изучению жизни и творчества Чуковского). Двое друзей-одесситов — Владимир Жаботинский и Корней Чуковский — обсуждали арест сестры третьего друга, тоже известного писателя Бориса Житкова. Чуковский прямо назвал виновником ареста бывшего политического ссыльного Г Хавкина. Дело чуть не дошло до дуэли (дело-то было до революции). Ограничились третейским судом, который и состоялся в этом доме. И хотя судьей со стороны Чуковского был красноречивый Жаботинский, победил в споре Хавкин, как позже выяснилось, действительно провокатор!

Следующий номер 10 связан с именем авангардного поэта-«математика» Велемира Хлебникова, который летом 1912 года гостил тут у своей тетушки Варвары Рябчевской.
Ну, теперь мы совсем близки к мэтрам — братьям Катаевым. В доме N? 4, где жили Валентин и Евгений (который позже возьмет псевдоним Петров), сейчас — «Светлый дом», приют для уличных «гавриков». Беспризорникам помогает стать на ноги католический священник отец Александр.
А по соседству, в здании (Базарная, 2), которое относится к старинной православной церкви иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радосте», жил в 1904-1905 годах с женой и мамой детский писатель Корней Чуковский И, может, никто бы уже не вспомнил этого, если бы чуковсковеды не нашли в архивах вот такую докладную на имя градоначальника(ну и порядочек был — сообщать властям темы заурядных литсобраний, да еще указывая всех выступающих):