А теперь я хочу пригласить вас в Венецию и/или Бристоль

А теперь я хочу пригласить вас в Венецию и/или Бристоль. Выбирайте. Только для этого придется возвратиться к офису Эммануила Бабеля и от него по улице Бунина спуститься к Пушкинской.

По пути можно сделать привал на стилизованных под старину скамейках у отеля «Айвазовский» (Бунина, 19).

Интересно, что и открытие самого Айвазовского как художника не обошлось без «руки Одессы». I В конце 1840-х годов недавно назначенный одесским градоначальником Александр Иванович Казначеев устроил Айвазовскому роскошный прием. Иван Константинович беспрестанно благодарил хозяина. Было за что.

Когда Казначеев состоял градоначальником в Феодосии, к нему часто поступали жалобы от домовладельцев на какого-то шалопая, который беспрестанно пачкал городские стены «граффити» на морские темы. Проверив эти жалобы, Александр Иванович заподозрил в мальчике талант к живописи и вместо наказания взял его к себе на воспитание, а потом отправил в Петербург, в Академию художеств. Бедный мальчик этот был Айвазовским…

Отдохнули? 50 метров, что остались до Пушкинской, посвятим Пушкину, о’кей?

Забавно, что и Казначеев, и Айвазовский имели прямое отношение к «светилу русской поэзии». Первый был как раз с 1823 года (когда поэт перевелся из Кишинева в Одессу) правителем той самой канцелярии на Дерибасовской, где работал ссыльный Пушкин. Второй, то бишь Айвазовский, вдохновляясь строками Александра Сергеевича, написал немало «пушкинских» полотен. Самое известное среди них — «Прощание Пушкина с Черным морем» — хранится в Одесском художественном музее.

И еще: в доме на Бунина, 19, что имеет почетный охранный номер 2 в списке одесских памятников старины, более 30 лет прожил Л.П. Гроссман, известный писатель, исследователь творчества Пушкина, Достоевского, Бунина.